В результате постановления окружного суда в Латвии может возобновиться нефтетранзит по трубопроводу, но могут пострадать интересы Кремля

В результате постановления окружного суда в Латвии может возобновиться нефтетранзит по трубопроводу, но могут пострадать интересы Кремля

При склонении в сторону Беларуси принадлежности буферной нефти, ранее закачанной в трубопроводы Полоцк — Вентспилс и Полоцк — Мажейкяй, а в настоящее время по большей части выкачанной, такой поворот событий может привести к восстановлению полноценного нефтетранзита по трубопроводам на территории Латвии. Такой прогноз можно сделать, обобщив геополитические факторы последних десяти лет, которые привели к тому, что такое судопроизводство вообще было возбуждено.

Конец «Дружбе»

Согласно сказанному судьей Латгальского окружного суда Аллой Шиловой новостному агентству «LETA», споры перед законом о буферной нефти являются частноправовыми спорами между двумя предприятиями, возникшие в результате их деятельности после восстановления государственной независимости Латвии. До того существовало единое объединение магистральных нефтепроводов и производственное объединение «Дружба» времен СССР, руководство структурных подразделений которого до 25 февраля 1992 года находилось в России, на Украине и в Белоруссии, но не в Латвии и Литве, до которых протянулись построенные в шестидесятых годах нефтепроводы.

После того, когда президент Украины Леонид Кравчук, спикер парламента Республики Беларусь Станислав Шушкевич и президент Российской Федерации Борис Ельцин 27 декабря 1991 года подписали формальный документ о ликвидации СССР, «Дружба» прекратила свое юридическое существование, и все структурные подразделения — региональные управления «Дружбы», бывшие в ее составе, — были перерегистрированы в России, на Украине и в Беларуси как самостоятельные предприятия. Поэтому ни в Латвии, ни в Литве не был сперва урегулирован вопрос принадлежности ни ответвлений трубопроводов, ни находящейся в них буферной нефти. Ясно, что один из маршрутов трубопроводов заканчивается на Мажейкяйском нефтеперерабатывающем заводе, а второй — на территории в то время ГАО «Ventspils Nafta» (эти предприятия в то время находились в собственности получивших независимость государств перед тем, как были приватизированы). Теперь, наконец, есть возможность уладить через суд проблемы, которые были запущены во время неразберихи переходного периода.

Судья неожиданно детально разъясняет постановление

Закон «О судебной власти» закрепляет автономию судей, установив следующее: судьи не должны предоставлять какие-либо пояснения о том, почему постановили так или иначе, ибо аргументация уже детально излагается в мотивировочной части любого постановления. Однако одновременно закон не запрещает судьям объяснять обоснование постановлений, если судьи сами считают это необходимым, и в исключительных случаях лучшие судьи не медлят использовать такую возможность. Поэтому на этот раз судья А. Шилова представила общественности детальное обоснование, почему оказалось, что буферная нефть принадлежит государственному предприятию Беларуси, а не зарегистрированному в Латвии ООО «LatRosTrans», в числе владельцев которого видно контролируемое ставленниками хозяина Кремля Владимира Путина предприятие «Транснефтепродукт», а также АО «Ventspils Nafta», единолично принадлежащее кипрскому офшору «Euromin Holdings (Cyprus) Ltd.».

Судья А. Шилова поясняет: структурные подразделения (управления) нефтетранспортного объединения «Дружба» советских времен никогда не находились и не были зарегистрированы на территории Латвии. На территории Латвии были построены и сданы в эксплуатацию данному объединению принадлежащие стране СССР магистральные нефтетрубопроводы, перекачивающие станции, сооружения и комплекс строений, но не нефть (в советское время государственные предприятия такого масштаба никогда не разрешали контролировать местным — они были подчинены непосредственно Москве).

25 февраля 1992 года, неполные два месяца после формального обретения независимости Беларуси и Украины, специальная комиссия во Львове подписала акт о разделении имущества и финансовых средств, посредством которого нефть в трубопроводах и резервуарах была передана в собственность Новополоцкого управления. Новополоцкое государственное нефтетранспортное предприятие «Дружба» было учреждено на основе Новополоцкого управления, сохранив таким образом историческое название «Дружбы» в названии белорусского государственного предприятия также и после краха советской империи.

При перенятии и разделении имущества более детально созданная Беларусью и Латвией межгосударственная комиссия 17 июня 1992 года подписала протокол, коим утвердили следующее: нефть Латвийскому государству не передается — в противоположность находящимся на латвийской земле трубопроводам, которые поступили в государственную собственность Латвии. На следующий день работа комиссии продолжилась: акт от 18 июня 1992 года утверждает, что разделены основные средства, оборотные и финансовые средства Новополоцкого нефтетранспортирующего предприятия «Дружба». Упомянутый акт подписали представители не только Беларуси и Латвии, но и Литвы, акцептируя передачу буферной нефти Беларуси.

В связи с тем, что «Транснефтепродукт» стало совладельцем в латвийской фирме «LaSam», позднее также в ООО «LatRosTrans», вопрос был поднят на правительственных переговорах Латвии и России, где обе стороны 2 июня 1993 года согласились, что запасы технологической нефти вкладывает Россия. В настоящее время сложно заключить, почему принадлежность нефти была обсуждена еще раз, если эта нефть уже за полтора года до того была признана собственностью Беларуси, которую ни Латвия, ни Россия далее не могли переделять, если она уже принадлежала белорусам — но это является дополнительным фактом, из которого можно заключить, что Латвийскому государству данная нефть ни в коем случае не принадлежала. Она никогда не была передана на приватизацию и никаким иным способом не оказывалась собственностью «LatRosTrans».

Словно этого было недостаточно, 27 июля 2000 года «LatRosTrans», Новополоцкое предприятие и АО «Mažeiķu Nafta» подписали документ и утвердили, что технологическая нефть, находящаяся в магистральных трубопроводах и трубопроводах насосных станций предприятий Латвии и Литвы, принадлежит Новополоцкому нефтетранспортному предприятию «Дружба» и находится в его балансе. Таким образом, все три государства знали о принадлежности нефти Новополоцкому нефтетранспортному предприятию «Дружба».

Сколько и какие грузы собственно транспортируются по трубам?

Когда в 2001 году Россия в одностороннем порядке прекратила транзит нефти по трубопроводам в Вентспилс, цены на нефть тем не менее росли, и возникла возможность поставлять нефть в Вентспилс по железной дороге. Для данной цели в Вентспилсе были построены новые железные дороги протяженностью в десятки километров, а также две новые грузовые станции, наливные эстакады и т.д. Решение России коренилось в постановлении, принятом еще в администрации Бориса Ельцина, — что России следует развивать свои порты, а не отдавать бизнес по перевалке грузов соседям, и Владимир Путин после своего прихода к власти начал проведение данного решения в жизнь. Какие-то годы еще действовало ответвление Полоцк — Илуксте — Биржай — Мажейкяй, однако и по нему поставки сырой нефти были прекращены, когда Литва при приватизации Мажейкяйского завода признала победителем (по мнению Путина) ложных претендентов.

Фирма сама пишет на своем сайте в интернете: «Общая протяженность находящихся в собственности предприятия магистральных трубопроводов на территории Латвии превышает 780 км, общая вместимость трубопровода нефти и нефтепродуктов составляет 242 819 кубических метров. Трубопровод нефтепродуктов Полоцк — Вентспилс активно обеспечивает поставку дизельного топлива, его пропускная способность составляет до восьми миллионов тонн в год. В последние годы по принадлежащим «LatRosTrans» нефтетрубопроводам Полоцк — Мажейкяй и Полоцк — Вентспилс нефть не перемещается. […] «LatRosTrans» принадлежит также терминал нефтепродуктов в Илуксте вместимостью 160 000 кубических метров».

Как можно найти в интернете, на латвийской земле в действительности находятся три трубопровода: два наиболее крупных предназначены для перекачки сырой нефти, и они стоят без работы, покуда более тонкий транспортирует произведенное в Полоцке дизельное топливо, и он не прекращал действовать. В общей сложности «LatRosTrans» способно транспортировать по крайней мере 30 миллионов тонн в год, однако в силу принудительного простоя в последние 10 лет в среднем транспортируются только от 3 до 5 миллионов тонн дизельного топлива в год. Этого едва хватает, чтобы предприятие могло выживать, пришлось также списать убытки и уменьшить уставный капитал, поэтому средств для инвестиций и разнообразной деятельности (чтобы не было зависимости только лишь от дизельного топлива) не остается — прибыль, если таковая появляется, является небольшой.

Более того, годами отвергалась возможность транспортировать нефть в обратном направлении — принимать ее с танкерных судов в Вентспилсе, транспортировать по двум трубопроводам в Полоцк (трубопроводу все равно, в котором направлении по нему течет сырая нефть — необходимо лишь повернуть в другую сторону насосы), чтобы после этого по третьему проводу назад из Полоцка тёк произведенный дизель.

Почему такие абсолютно нелогичные действия со стороны стагнирующего предприятия — осознанно избегать двух десятков миллионов тонн в год?

Приватизация «Ventspils Nafta» и тень России

В октябре 2006 года происходил финальный этап приватизации акций «Ventspils Nafta», и в ней победил глобальный конгломерат «Vitol», который в течение последующих четырех лет установил контроль также за всеми прочими предприятиями концерна «Ventspils Nafta» — не только «LatRosTrans», но и также АО «Latvijas Kuģniecība» и ООО «Ventspils Naftas Termināls». Началось систематическое увольнение латышей с руководящих отраслей, оставляя местным только функции исполнителей, причем вместо них руководящие должности концерна в правлениях и советах все более оказывались в руках не западных менеджеров, а русских. Рядом с Полом Томасом, Марком Вером, Нафисет Негуч и др. показались такие фамилии, как Борис Беднов, Игорь Степанов, Владимир Эгер, Варвара Максимова, Ольга Куренкова, Алексей Тарасов, а председатель правления «Ventspils Nafta» (и деятель в советах прочих предприятий концерна) Саймон Д. Боди, который в интервью «Rīgas Laiks» («Рижское время») признал, что в жизни прочитал пару книг, и это были романы Толкиена, сросся с российским бизнесом, управляя представительством «Vitol» в Москве до работы в «Ventspils Nafta». «Vitol», будучи глобальным торговцем нефтью и иным сырьём, годами закупал в путинской России огромные количества сырой нефти (источники рассказывают, что одним из наиболее многолетних партнеров является «Роснефть»), поэтому последующие решения «Vitol» в ретроспективе не вызывают удивления.

«Dienas Bizness» уже в 2010 году сперва писал «Надежда на венесуэльскую нефть в трубах Вентспилса», затем — «Нефтетранзитный бизнес по трубопроводу может пережить ренессанс» и, наконец, — ««Vitol» от имени отношений с Россией может отказаться от венесуэльской нефти».

Когда белорусы начали интересоваться возможностями закупать нефть в Венесуэле и в Персидском заливе, чтобы транспортировать её по трубопроводу через Вентспилс в Полоцк, это была одна из очередных попыток Беларуси освободиться от объятий русского медведя. С советских времен сохранилась глубокая экономическая интеграция между Россией и Беларусью в том значении, что Кремль может диктовать Минску цены на нефть и газ, навязывать внешнюю политику, способствовать русификации белорусов, принуждать принимать участие в совместных военных маневрах и т.д., с чем Беларусь старается потихоньку развязаться, внешне-политически ориентируясь в долгосрочной перспективе на сотрудничество с Украиной, Литвой, Польшей. Президент Александр Лукашенко более не именуется «последним диктатором в Европе» — всем понятно, что настоящего диктатора следует искать ещё немного дальше в восточном направлении.

Также и сотрудничество Латвии и Беларуси, каким бы маленьким оно ни было, осознанно поддерживается взаимно благополучным: все вопросы разрешаются быстро и взаимовыгодно, Беларусь использует латвийские порты, минувшим летом именно Беларусь в критический момент прислала на помощь вертолет тушить лесной пожар вокруг болот Стиклу и т.д. Это все не является совпадением, но результатом тщательной внешней политики, что председатель Комиссии по народному хозяйству Сейма Роман Наудыньш в свое время лаконично охарактеризовал следующими словами: «Беларусь не поучает, как нам жить, и мы им отвечает тем же». Но с 2014 года Минск, оставаясь официально нейтральным и устраивая мирные переговоры, втихомолку поддерживает борьбу Украины против интересов Кремля, ибо всем ясно: после Крыма и Донбасса следующим может стать Гомель. Ещё один типичный пример: проводя с Россией общие маневры «Запад 2017», Беларусь пригласила к себе наблюдателей от Латвии и других стран НАТО. Тех самых, против которых разыгрывается нападение.

Поэтому, оглядываясь назад, становится ясно, почему финансово стагнирующий прежний гигант «LatRosTrans», более отдаленные акционеры которого заинтересованы в бизнесе с Кремлем, отказался от огромного бизнеса с Беларусью, который к тому же сам падает в руки — ничего не нужно делать, чтобы его получить.

Нефть медленно выкачивают из земли

Как выяснилось сейчас, действия «LatRosTrans» были диаметрально противоположны тому, чтобы можно было запустить нефтетранзит в направлении из Вентспилса в Полоцк. Чтобы в самом корне истребить возможность, что может произойти что-либо подобное, «в период времени с 2010 по 2015 год была выкачана находящаяся в трубопроводах буферная нефть», указывает сейчас судья. Та самая, о которой было ясно, что она принадлежит белорусской стороне, а не «LatRosTrans», «Ventspils Nafta», Латвийскому государству, «Vitol» или ещё кому-либо.

Разумеется, что белорусы подали в суд иск, прося суд признать право собственности и владение истца, а также запретить «LatRosTrans» без согласия применять и/или использовать технологическую нефть в количестве 109 996 тонн, находящуюся в линейной части принадлежащих «LatRosTrans» магистральных нефтетрубопроводов «Полоцк — Вентспилс» и «Полоцк — Биржай — Мажейкяй», в нефтеперекачивающих станциях «Скрудалиена 1», «Скрудалиена 2», «Джуксте» и во внутренних трубопроводах пункта сдачи-приёмки нефти «Вентспилс».

«Если груз транспортируют по железной дороге, двигаются вагоны, внутри которых — груз. Трубопровод также является таким самым транспортным средством, как все другие, однако в нём двигается груз, покуда само транспортное средство стоит на месте», демонстрирует аналогию присяжный адвокат Янис Зелменис (Jānis Zelmenis), который не вовлечен в текущее судопроизводство, но в минувшие годы писал юридическое заключение о проблематике буферной нефти. Развивая далее его сравнение, становится ясной аналогия происшедшего с опустошением трубопроводов: если бы, к примеру, собственник железнодорожных вагонов принял решение вылить и продать нефть, находящуюся внутри железнодорожных цистерн, но которая ему не принадлежит и является доверенной лишь на время перевозки, тогда это было бы откровенным воровством.

При этом выяснилось, что в ходе рассмотрения дела со стороны «LatRosTrans» суду не были предоставлены какие-либо доказательства по количеству, ценам выкачанной нефти, обоснованию для выкачки и т.д., поэтому суд руководствовался совокупностью находящихся в деле доказательств, а также учитывал расходы «LatRosTrans» на выкачку нефти. «Суд заключил, что «LatRosTrans» противоправно выкачало нефть из трубопроводов, которая принадлежала «Полоцктранснефть Дружба», удовлетворив иск о взыскании ущерба», говорит судья Шилова.

Тогда Латгальский окружной суд постановил взыскать с «LatRosTrans» в пользу белорусского предприятия 66,75 миллионов евро за противоправное выкачивание и продажу чужой нефти. Кроме того, принято решение взыскать с «LatRosTrans» государственную пошлину в размере 66,8 тысяч евро и связанные с судопроизводством расходы в размере почти 50 тысяч евро.

Дело рассматривалось и пересматривалось в различных инстанциях уже с 2011 года, и также и сейчас Верховному суду необходимо решить, рассматривать ли дело в кассационном порядке, и, если делать это, то в сколь быстрые сроки.

Что будет дальше — вернет ли Латвия нефтетранзит по трубопроводам?

Если постановление вступит в силу, тогда находящиеся в собственности «LatRosTrans» трубопроводы, насосные станции, земля и всё прочее — если фирма не сможет отсчитать почти 67 миллионов наличными — поступят на аукцион, где белорусы смогут перенять их за долги.

В таком случае нефтетранзит по трубопроводам возобновится, только в направлении, обратном историческому, и нынешние совладельцы «LatRosTrans» — «Транснефтепродукт» останутся с носом. Кремль сможет лить крокодильи слезы, а Беларусь сделает очередной шаг в направлении Латвии и других Западных государств.

Готова ли Латвия к запуску трубопровода в обратном направлении? Несомненно, готова. В Вентспилсском порту есть по крайней мере пять предприятий, которые могут переваливать сырую нефть: без находящегося под контролем группы «Vitol» «Ventspils Naftas Termināls» и контролируемого Рудольфом Мерони «Ventbunkers», вокруг которого уже годами ходят кругами различные потенциальные партнеры, возможности нефтеперевалки также имеются у АО «Ventamonjaks» (в противоположность названию данное предприятие уже с девяностых научилось переваливать также и нефть, чтобы диверсифицировать риски), с ним зацепляются работающее ООО «Ventamonjaks Serviss» и АО «Ventall Termināls», территория которого находится там же рядом. Около полугода может требоваться на удлинение нефтепровода на несколько километров от его настоящего входа в «Ventspils Naftas Termināls» до, возможно, какого-то из упомянутых предприятий, однако это делается элементарно — ремонты старых трубопроводов и пристройка новых ответвлений происходят время от времени. Разумеется, сейчас будет необходимо по новой заполнить трубопроводы буферной нефтью в объеме 110 тысяч тонн, однако теперь сделать это будет легче, чем выкачать эту нефть несколько лет назад — после аннексии Крыма цены на нефть упали в три раза, если сравнивать с 2010 годом.

Роберт Киркуп, сменивший Саймона Броди в руководстве «Ventspils Nafta» пару лет назад, почуяв поворот событий, недавно направил сетование депутатам уходящего Сейма и Кабинету Министров. В нём он ноет, что Латвия может утратить нефтепровод, забыв упомянуть, что Латвия его потеряла в 2006 году, когда приватизировали в пользу представляемого им самим конгломерата. Но буферная нефть, которая Латвии не принадлежала никогда, быта потеряна, когда её выкачал из нефтепроводов никто иной, как представляемое им самим предприятие… Поэтому не следует удивляться, что связанные с интересами «Транснефтепродукт» и России зарубежные бизнесмены берутся критиковать постановление латвийского суда, ибо сухой остаток сетования можно было бы охарактеризовать так: партнеры контролируемых Кремлем корпораций обеспокоены, что латвийский суд постановил в пользу закона Латвии и интересов Латвии.

Теперь необходимо смотреть, не найдутся ли со стороны Латвии какие-либо доброжелательные/благосклонные к Путину или России депутаты и/или министры, которые в интересах Путина будут пытаться повлиять на Верховный суд, чтобы он отменил основанное на детализированных фактах, благоприятное для Латвии и Беларуси постановление Латгальского окружного суда.

Источник: https://business-post.ru/

Как правильно хранить вино: как выбрать винный шкаф? Как правильно хранить вино: как выбрать винный шкаф?

Если вы любите хорошее вино, то рано или поздно задумаетесь о том, как выбрать винный шкаф. Он позволит вам создать идеальные...

Читать полностью
Печать на футболках: какую футболку и метод печати выбрать? Печать на футболках: какую футболку и метод печати выбрать?

Качественная печать на майках позволяет создать свой собственный уникальный образ в одежде. Такие майки весьма популярны,...

Читать полностью
Курсы валют НБРБ
  • Доллар США
    2.4954
  • Евро
    3.0262
  • 100 Российских рублей
    3.4673
  • 100 Украинских гривен
    9.2192
  • 10 Польских злотых
    6.693
Новости экономики
Поcледние новости
Наверх